Маргарита Яблокова Акушер-гинеколог. Врач Центра планирования семьи и репродукции (г. Москва). К.м.н. 22 ноября 2019г.
Гестационный диабет и приём лекарств во время беременности!
Поговорим с гостем о гестационном диабете и его причинах. Узнаем как девушка может защититься и о том, какие виды профилактики, действительно, эффективны. Спросим о правилах поведения во время беременности по отношению к лекарственным препаратам. Насколько распространён гестационный диабет, и какие девушки находятся в зоне риска? Можно ли максимально обезопаситься и как? Как проходит лечение? Какие лекарства врачи запрещают принимают беременным? И что делать, если некоторые лекарства принимать необходимо?

Денис Остроушко:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители, в эфире Мediametrics, «ЗОЖ через молодежь» – это программа об общественном здоровье и здоровом образе жизни в целом. Меня зовут Денис Остроушко, рядом со мной Мирон Борисов, он представляет Всероссийское общественное движение «Волонтеры-медики». Недавно отмечали Всемирный день борьбы с диабетом, грозное заболевание, все о нем уже сейчас наслышаны, оно входит в топ самых не только распространенных, но и популярных в информационном поле заболеваний, и мы не могли пройти мимо. И хотя у нас сегодня в гостях не врач-эндокринолог, что было бы логично при разговоре про диабет, наш диалог все-таки выстроится вокруг этого заболевания. Сегодня в гости мы пригласили Маргариту Яблокову – врача акушера-гинеколога Центра планирования семьи и репродукции Департамента здравоохранения города Москвы. Как диабет может быть связан с акушером-гинекологом? Понятное дело, что девушки, которые больны диабетом, могут забеременеть и родить, врачи-эндокринологи тут должны приложить руку, но мне хотелось бы спросить Вас про диабет у тех девушек, которые забеременели, и про их сложно выговариваемый диабет.

Маргарита Яблокова:

Сахарный диабет – это больная тема для всего мира, даже Всемирная организация здравоохранения называет сахарный диабет эпидемией не инфекционного генеза, это также затрагивает женщин репродуктивного возраста, поэтому к нам приходят женщины, уже больные сахарным диабетом. Не всегда сахарный диабет, не выявленный до беременности, значит, что у пациентки нет диабета во время беременности, есть такое осложнение, как гестационный диабет, который появляется именно во время беременности, и задача выявить этот диабет лежит на плечах акушера-гинеколога, не эндокринолога. Первичным звеном в диагностике этого осложнения является акушер-гинеколог.

Денис Остроушко:

Если мы говорим о том, что это довольно распространенное заболевание, логично предположить, что много девушек приходят к Вам беременными и уже с диабетом. Вы с ними работаете, как с обычными пациентками, или есть особенность?

Маргарита Яблокова:

Есть определенные особенности. В идеале, чтобы пациентки, у которых диагностирован диабет до беременности, планировали свою беременность, потому что есть определенные критерии компенсации этого состояния, чтобы входить в беременность с уже налаженным здоровьем, скомпенсированной функцией почек и прочих органов.

Мирон Борисов:

Пациентке с диабетом нужно поправить свое здоровье, довести уровень глюкозы в крови до определенных цифр, состояние органов, которые страдают при диабете, до определенной кондиции, чтобы войти в беременность и выносить здорового ребенка. С чем связано такое повальное распространение сахарного диабета, прежде всего сахарного диабета 2 типа? Почему мы чаще стали встречать такой диагноз?

Маргарита Яблокова:

Больше всего это связано с ожирением, частота которого растет в мире. Это связано с питанием по большей части. Гестационный сахарный диабет, который не компенсирован во время беременности, откладывает отпечаток на детей в будущем, у них развивается ожирение, они предрасположены к сахарному диабету 2 типа в будущем.

Мирон Борисов:

Почему такое возникает? Можно ли сказать, что ребенок, который растет в организме матери, у которой увеличенное количество глюкозы, получает большее питание, становится крупнее, и таким образом у него возникает диабет, или здесь другая причина? Почему ребенок предрасположен к диабету?

 Маргарита Яблокова:

Во время беременности у пациентки с гестационным сахарным диабетом увеличивается уровень глюкозы, и глюкоза поступает к ребенку. К нему не поступает материнский инсулин, он должен сам вырабатывать этот инсулин, поэтому у него увеличивается поджелудочная железа, он утилизирует повышенный уровень глюкозы, поэтому он становится крупным, и при рождении за счет того, что увеличена поджелудочная железа, у него может резко снизиться уровень сахара в крови, что может повлечь за собой даже летальный исход.

Мирон Борисов:

Какие еще сложности в родах это накладывает? Ребенок крупный, наверняка есть какие-то осложнения?

Маргарита Яблокова:

Очень много осложнений при рождении таких детей, это касается травматизма и материнского, и детей. У ребенка при рождении может сломаться ключица, потому что тяжело родиться крупному ребенку, и в тазовом предлежании крупных детей не рожают самостоятельно, это влечет за собой кесарево сечение, это является показанием.

Мирон Борисов:

Как мать может понять, что она находится в зоне риска, что у нее есть вероятность рождения таких детей? Есть какие-то факторы риска, которые могут наталкивать на мысль, что нужно измерить уровень глюкозы, нужно узнать, что, возможно, моя беременность будет протекать с осложнениями?

Маргарита Яблокова:

Скрининг проводится на гестационный диабет всем пациенткам, у которых не выявлен диабет, и они не больны настоящим диабетом. Пациентка может сама заподозрить сахарный диабет, если у нее есть ожирение, возраст старше 30 лет, любые вспомогательные репродуктивные технологии. К ним относятся экстракорпоральное оплодотворение, стимуляции овуляции – все эти манипуляции увеличивают риск гестационного диабета.

Денис Остроушко:

Вы говорите, гестационный диабет – это во время беременности, а диабет 1, 2 типа может развиться в любом состоянии, в любом возрасте. Девушки, которые были с диабетом до и у которых диабет проявился во время беременности, одинаковы, как пациенты, или для них нужно разное лечение?

Маргарита Яблокова:

Для гестационного сахарного диабета лечение начинается с диетотерапии, а если у пациентки 1 или 2 тип, есть еще и MODY-диабет, они все получают инсулин сразу, и коррекция дозировок инсулина ведется на протяжении всей беременности, потому что в начале беременности увеличивается потребность в инсулине, к концу беременности снижается. Они постоянно должны из-за этого контролировать уровень глюкозы.

При гестационном диабете мы начинаем все-таки с диеты и смотрим за показателями глюкозы в течение 2 недель. Если пациентка не достигает компенсации, то тогда назначается инсулин. Есть пероральные сахароснижающие препараты, но пока они еще не разрешены у беременных, хотя есть исследования, они только начинают проводиться, скорее всего, в будущем один препарат разрешат к приему.

Денис Остроушко:

Почему проявляется этот гестационный диабет? Если у девушки не было никаких проблем, ничего не выявляли, вдруг беременность – и здравствуйте.

Маргарита Яблокова:

Это связано с изменениями в организме беременной женщины, когда меняется гормональный фон, гормоны, которые сохраняют беременность, увеличивают уровень глюкозы. Сама по себе беременность – это состояние, в котором снижается чувствительность тканей к инсулину – гормону, который снижает уровень сахара. Поэтому два механизма: увеличение глюкозы за счет гормонов, сохраняющих беременность, и плюс нечувствительность клеток к инсулину.

Мирон Борисов:

То есть проблема в том и состоит, что в крови матери из-за особенностей протекающей беременности, гормонального фона увеличивается содержание глюкозы. Это избыточное количество глюкозы попадает к ребенку, он начинает увеличиваться в размере, это связано с возможными рисками в дальнейшем и при рождении ребенка, и при его дальнейшем развитии в течение жизни. Как мать, у которой возник гестационный диабет, может повлиять на его течение? Вы сказали, с помощью диетотерапии. Что конкретно входит в рекомендации по диете и есть какие-либо другие способы снизить этот уровень глюкозы во время беременности?

Маргарита Яблокова:

Кроме диеты других препаратов не придумано.

Мирон Борисов:

А образом жизни?

Маргарита Яблокова:

Это дополнительный фактор, и это прописано даже в новых рекомендациях эндокринологов 2019 года, что пациентке назначается физическая нагрузка не менее 150 минут неделю, к ним относятся прогулки, аквааэробика, плавание, йога любое занятие.

К диете относится снижение количества легкоусвояемых углеводов, вплоть до полного исключения их из рациона, и ограничение употребления углеводов до 175 граммов в сутки. Это любой фастфуд, пшеничная мука, кукуруза, потому что они быстро повышают уровень сахара. Есть углеводы, которые постепенно увеличивают уровень сахара в крови за счет того, что они медленно всасываются.

Мирон Борисов:

Что нужно есть беременной, какие углеводы?

Маргарита Яблокова:

Шоколадки нельзя, сладкое нельзя, хлебобулочные изделия нельзя, единственное, можно макароны из твердых сортов пшеницы, гречку, и все в ограниченном количестве. Нет такого, что можно есть в большом количестве любой из этих продуктов, все равно нужно посчитать, сколько граммов углеводов вы употребляете. Даже пациентки, которые очень заинтересованы в своей беременности, заводят пищевые весы, чтобы высчитывать количество потребляемой пищи. Рассчитать углеводы не так сложно, на каждом продукте сейчас написано сколько граммов углеводов содержится в каком-либо продукте. В 1 столовой ложке 15 гр, в чайной 5 гр.

Мирон Борисов:

Но если человек не знает, он всегда может обратиться к своему врачу, и врач научит его, как правильно считать углеводы и как правильно свою диету скорректировать, чтобы ребенок был здоровым. Есть ли такая вероятность, что при соблюдении диеты, при соблюдении всех рекомендаций уровень глюкозы снижается, ребенок снижает вес и рождается здоровым, гестационный диабет с прекращением беременности полностью нивелируется, и никогда в жизни не возвратится это состояние?

Маргарита Яблокова:

Да, такое бывает, но это при большой заинтересованности в благополучном исходе пациентки.

Денис Остроушко:

Беременность для девушки – это стресс, и когда мы еще в этом стрессе говорим, что нельзя есть сладкое, нельзя есть мучное и вообще ограничиваем, чем избавляться от этого стресса? Мы же привыкли – шоколадку съел и улыбнулся, а тут какие советы?

Маргарита Яблокова:

Отвлекаться на что-либо, читать книги, потому что сладкое – это как наркотик у человека. Есть даже пациентки, которые не знали о своем сахарном диабете просто потому, что не обследовались и постоянно жили в хроническом повышенном уровне сахара. И когда им начинают приводить уровень сахара в нормальный, они себя чувствуют очень плохо, как будто у них гипогликемия, пониженный уровень сахара, когда пациенту плохо, тремор, они чувствуют слабость, они чувствуют это состояние на абсолютно нормальных сахарах. Им нужно время привыкнуть к нормальному уровню сахара.

Мирон Борисов:

Сколько времени нужно?

Маргарита Яблокова:

У каждого по-разному, кто-то не выдерживает, срывается, закусывает это шоколадкой.

Денис Остроушко:

Вообще нельзя? Врач говорит исключить шоколад. Но если ты в субботу вечером позволишь себе маленький квадратик шоколадки, ничего не изменится, 10 граммов ты позволил или 15, или это действует максимально агрессивно, то есть даже кусочек шоколадки – и сразу повышается уровень сахара, или все-таки допускаете послабления?

Маргарита Яблокова:

Допускаем, но в минимальных количествах. Мы прекрасно понимаем, что тяжело ограничивать себя в том, что ты любишь. Пациенткам на инсулине разрешается, но нужно пересчитать свою дозу инсулина и увеличить дозу на этот прием шоколадки.

Денис Остроушко:

Но инсулин же только для девушек, которые больны диабетом 1 и 2 типа, для гестационного нет лекарств.

Маргарита Яблокова:

Если мы не компенсируем уровень сахара диетой, то мы назначаем инсулин только через 2 недели. Мы оцениваем сначала уровень сахара на диете, если он не компенсируется, после этого назначаем инсулин.

Мирон Борисов:

И на фоне назначения инсулина ситуация может стабилизироваться, улучшиться?

Маргарита Яблокова:

Да, при правильно подобранных дозировках, а иначе никак.

Денис Остроушко:

У меня в голове сейчас небольшой диссонанс, потому что 10 минут назад мы говорили о том, что инсулин не помогает ребенку, он не проникает, он только матери помогает снизить сахар, а у ребенка все равно будет повышенный уровень сахара.

Маргарита Яблокова:

Если она получает дополнительный инсулин, у нее не повысится сахар, и поэтому плоду не попадет большое количество.

Денис Остроушко:

То есть диета не обязательна?

Маргарита Яблокова:

Она обязательна, потому что это более щадящий метод терапии. Если она не помогает, то тогда единственное, чем мы можем помочь, это инсулин.

Денис Остроушко:

Какие риски существуют, если принимать инсулин?

Маргарита Яблокова:

Инсулин – это серьезный препарат, при его передозировке бывают осложнения вплоть до комы с потерей сознания. Поэтому назначать его нужно очень обдуманно, плюс пациентка должна понимать, с ней должны проводить беседу врачи, что к концу беременности снижается потребность в инсулине, то есть дозировки инсулина должны снижаться, но это должно быть согласовано с ее лечащим врачом.

У меня была пациентка, которая очень редко мерила себе уровень сахара, поэтому ее лечащий врач не смог оценить, что у нее снижается потребность в инсулине, и в 3 часа ночи она впала в гипогликемическую кому. На следующий день операция кесарева сечения.

Мирон Борисов:

Ребенок родился здоровым?

Маргарита Яблокова:

На тот момент да, но отдаленные последствия мы не можем отследить. Мы в роддоме можем оценить ребенка на протяжении 3-7 дней жизни, а дальше ими уже занимаются участковые врачи.

Денис Остроушко:

Чтобы подытожить, Вы не рекомендуете инсулин, его лучше заменить диетотерапией, но в крайнем случае можно его применять, если что, мы спасем вас инсулином. То есть это не суперопасно, не так, как другие препараты, которые девушкам вообще запрещают принимать, инсулин разрешен.

Маргарита Яблокова:

Мы назначаем только те, которые разрешены во время беременности, потому что есть инсулины, которые запрещены, но назначаются во время беременности разрешенные, исследованные инсулины. И я сторонник того, чтобы делать по протоколу. Протокол – первые 2 недели диета, не помогает – тогда инсулин.

Денис Остроушко:

2 недели с какого момента?

Маргарита Яблокова:

С момента постановки диагноза. Пациентка должна контролировать. Бывают такие ситуации, когда кто-то не верит в этот диагноз и утверждает, что у меня не может быть сахарного диабета, и сопротивляются, продолжают есть шоколадки.

Денис Остроушко:

Как девушка, которая живет обычной жизнью, может защитить себя? Вы говорите о подготовке к беременности, а девушки, у которых есть диабет, должны готовиться долго-долго к беременности, снизить уровень сахара. Гестационный диабет возникает у обычных людей, не больных диабетом, даже если мы ведем правильный образ жизни, правильно питаемся, и во время беременности неожиданно гестационный диабет может проявиться. Или все-таки если девушка соблюдает основные правила личной гигиены, правильного питания, физические нагрузки, то риски нулевые?

Маргарита Яблокова:

По исследованию это правда, у девушек, которые ведут здоровый образ жизни, редко встречается гестационный сахарный диабет. Но бывают такие ситуации, когда наследственность, у родственников сахарный диабет был, тут уже ничем не изменишь, но здоровый образ жизни снижает частоту гестационного сахарного диабета. Физические нагрузки, правильное питание, потому что при правильном питании не приветствуются легкоусвояемые углеводы: белый хлеб, булки, шоколад.

Денис Остроушко:

Если мы говорим о том, что у нас большинство людей не ведет здоровый образ жизни, мы можем предполагать, что большая часть девушек России подвержена тому, что во время беременности у них может быть гестационный диабет. Подтверждает ли это статистика, или то, что мы сейчас говорим, это довольно узкое и специфическое заболевание?

Маргарита Яблокова:

В нашей стране отмечен рост гестационного сахарного диабета по сравнению с тем, что было 4 года назад, и цифра для Московского региона не самая низкая по сравнению с остальными странами и регионами. У нас это 7-8,5%.

Денис Остроушко:

8,5% девушек, которые обращаются.

Мирон Борисов:

Почти каждая десятая девушка встречается с этой ситуацией во время беременности. Хорошо, что есть врачи, которые могут помочь. Как девушка сама себе может помочь? Мы начали говорить о правилах поведения во время беременности. Все знают правила здорового образа жизни, но не все знают, что образ жизни необходимо сменить не только в сторону употребления большего количества овощей, увеличения физической активности, а и в медицинских вещах. Очень часто мы сталкиваемся с ситуацией в нашей привычной жизни, что у нас может заболеть голова, может возникнуть насморк, простуда, и мы не идем к врачу и пользуемся препаратами, которые есть в нашей домашней аптечке. Есть какие-то правила поведения для беременной, что меняется в ее жизни и в отношении к своему здоровью со стороны приема препаратов? Разложите по полочкам, что конкретно можно использовать из нашей привычной домашней аптечки девушке, которая вошла в период беременности, и что лучше забыть на 9 месяцев?

Маргарита Яблокова:

Девушка в первую очередь должна понимать, что все, что она принимает, в большинстве случаев и принимает ее ребенок, поэтому нужно очень обдуманно относиться к приему всех препаратов. Все они должны быть согласованы со своим лечащим врачом. Нежелательно, чтобы сам себе какой-то препарат прописывал, особенно с профилактической точки зрения, все должно быть подкреплено какими-то показаниями. Самый частое, с чем мы сталкиваемся, эта температура. Единственное, что можно при беременности, это парацетамол, все остальное запрещено к приему.

Мирон Борисов:

То есть все привычные препараты, которые мы принимаем против температуры, и таблетки от боли, это ибупрофен, кеторол, запрещены, только парацетамол?

Маргарита Яблокова:

Индометацин разрешен, но у него показание совершенно другое – это угроза прерывания беременности, но это более серьезная ситуация, нежели подъем температуры 37,4. Парацетамола будет абсолютно достаточно.

Мирон Борисов:

Может возникнуть грипп во время беременности. Можно ли сделать беременной прививку против гриппа? Есть ли какие-то противопоказания или лучше повременить?

Маргарита Яблокова:

Все вакцины запрещены во время беременности пока что, их не изучали на беременных, поэтому вакцинацию нельзя проводить во время беременности.

Мирон Борисов:

Если девушка заболевает во время беременности, сталкивается с насморком, и, как правило, мы идем в аптеку, покупаем капли в нос. На какие капли в нос стоит обратить внимание, о каких стоит забыть?

Маргарита Яблокова:

Можно использовать ксилометазолин содержащие препараты, но я своим пациентам рекомендую в детских дозировках, от 1 года до 10, это 0,05%. Их системный прием может вызывать сужение сосудов, в том числе и у плаценты, за счет этого нарушается поступление питательных веществ плоду, поэтому их прием должен быть кратковременный и по необходимости. Вместо этого можно использовать любые препараты, их огромное количестве, на основе морской воды, ромашки.

Мирон Борисов:

Просто раствор для промывания носа. Если вы не уверены в том, что препарат безопасен, лучше первое – это позвонить врачу проконсультироваться, а второе – использовать более простые варианты. Кстати, о не лекарственных средствах. Очень часто возникает вопрос и часто наши люди любят принимать БАДы, добавки и витамины. При беременности нужно ли чем-то подкормить своего ребеночка или есть какие-то запреты?

Маргарита Яблокова:

Это самый простой способ подкормить ребенка, проще, чем думать о сбалансированном питании, и выпить универсальную таблетку. Но витамины мы сейчас не рекомендуем, это необходимо для женщин, которые не могут сами нормально питаться по состоянию здоровья: при целиакии, аллергии, когда питательные вещества они не могут получать из обычной пищи, тогда прием обоснован. А так нет необходимости в этих препаратах.

Самые популярные БАДы тоже сейчас не зарегистрированы, как лекарственные витаминные комплексы, но смысл в них, только если есть оправданные показания, потому что при приеме таких препаратов может быть увеличен вес у детей при рождении, и после рождения они резко теряют массу, больше, чем физиологическая потеря, это не очень хорошо.

Денис Остроушко:

Мы тут недавно смотрели с коллегами наших любимых блогеров инставрачей, которые в том числе БАДы рекламируют. Одна девушка советовала целый курс приема БАДов для беременных, и там вроде бы все нормально, ничего сильно влияющего на организм нет. И вдруг нашли у нее препарат, содержащий алкалоид, который проникает через плаценту. Ее разоблачили, но сам факт того, что существуют такие препараты и их рекомендуют беременным вполне спокойно, для меня вызывает удивление. Есть регламент, по которому можно посмотреть, можно принимать или нет? Я, как мужчина, не могу думать, как женщина, но я могу ее в чем-то остановить или помочь, и я всегда буду смотреть, что она принимает. Можно обратиться к врачу и узнать, что из этого пить или не пить?

Маргарита Яблокова:

К каждому препарату есть аннотация, там прописано влияние при беременности, можно или нельзя. Всегда можно обратиться к своему врачу и проконсультироваться, можно этот препарат принимать или нет. У меня была пациентка, которая привезла БАД, но позиционировал себя, как витаминный комплекс. Я посмотрела по составу – кроме витаминов там ничего не было. Она его принимала всю беременность и никаких осложнений не было.

Денис Остроушко:

Прекрасно, что можно обратиться к врачу с этим вопросом. С одной стороны, это значимый вопрос, но с другой стороны, идти к врачу с такой мелочью, можно ли мне пить эту таблетку, мне кажется, это глупо, зачем по каждому чиху обращаться к врачу, и так он занят, у него много пациентов. Или акушеры-гинекологи или те, кто ведут беременных, считают это нормой?

Маргарита Яблокова:

Да, мы считаем это нормой, это как доверительные отношения с пациентом.

Мирон Борисов:

Какой у Вас был самый казуистический случай, звонок в 3 часа ночи: можно ли мне промыть нос солевым раствором?

Маргарита Яблокова:

Была пациентка, которая забывала спросить, после этого плакала, и мы порекомендовали записывать, что она пытается спросить, после этого она была найдена опять в слезах, потому что она забыла записать, что хотела спросить.

Мирон Борисов:

Как успокоить эту женщину, и чья это задача, как близкие могут помочь в этой ситуации?

Маргарита Яблокова:

Избавить от соблазна не очень правильного питания, фастфуда, это бы очень помогало.

Денис Остроушко:

С улиц мы не уберем, но чисто теоретически мужчина должен так же перейти на эту диету?

Маргарита Яблокова:

Желательно, но я сомневаюсь, что кто-то это будет делать, но хотя бы не приходить с чизбургером и не есть на твоих глазах.

Денис Остроушко:

Девушки жалуются Вам на своих мужей?

Маргарита Яблокова:

Не было такого, чтобы они приходили и ругались на своих мужей, они все достаточно милые во время беременности.

Денис Остроушко:

Я обычно думаю, на что бы я в первую очередь обращал внимание, и каждый раз, когда мы говорим о том, что существует гестационный диабет, я не знал о нем совершенно, и тут оказывается, что может быть такая проблема. Проводятся ли с мужьями беседы, или совместно приходят к Вам девушка и мужчина, и Вы им советуете совместные прогулки, плавать вместе?

Маргарита Яблокова:

Мужья моих пациенток боятся заходить ко мне в кабинет, максимум сидели под дверью ждали.

Мирон Борисов:

Почему боятся?

Маргарита Яблокова:

Не знаю, может, это касается именно акушеров-гинекологов. На УЗИ все с радостью заходят, смотрят, а здесь нет такого.

Денис Остроушко:

Сейчас у Вас есть возможность дать мужчинам советы: заходите вместе с девушкой к врачу и слушайте, что говорят, или более практические советы, как помочь девушке, особенно если поставили диагноз гестационный диабет, у нее стресс и нужно поддержать.

Маргарита Яблокова:

Просто быть рядом, беседовать, поддерживать. Гестационный сахарный диабет звучит страшно, но на самом деле диабет уходит после беременности в тот же день, в тот же момент вместе с рождением ребенка, поэтому не нужно на этом концентрироваться, нужно отвлекать девушку, свою жену, ходить с ней на йогу, хотя вряд ли кто на это пойдет.

Маргарита Яблокова:

Бывают такие мужья, которые впереди жены бегут на йогу, ведут ее, сами рассчитывают дозировку инсулина. Часто такие встречаются?

Маргарита Яблокова:

Нет, это большая редкость.

Денис Остроушко:

Но Вы бы хотели, чтобы они были?

Маргарита Яблокова:

Да, это бы очень помогало.

Мирон Борисов:

Мы начали говорить о том, что пациентка сама себе начинает подбирать дозу инсулина. Ведь когда люди впервые сталкиваются с сахарным диабетом 1 типа, их зачастую даже отправляют в специальные школы диабета, где они учатся определять, сколько хлебных единиц есть в определенном виде продукта и в определенной массе этого вида продукта, исходя из этого рассчитывать определенные дозы инсулина. Если он захочет съесть лишний кусочек тортика, инсулина нужно будет ввести больше, это достаточно сложные технические вещи. Насколько большой стресс женщине, тем более в период беременности, обучиться этой методике, и часто ли в этой ситуации она обращается к врачу и Вам приходится объяснять еще раз, как лучше рассчитать дозу инсулина? С какими проблемами может столкнуться этот человек?

Маргарита Яблокова:

Инсулин при гестационном сахарном диабете чаще всего назначается в середине беременности или ближе к концу. Поэтому частой смены дозировки инсулина там не требуется, ей назначают определенную дозировку инсулина, потом смотрят через неделю, если нужно, пробовать коррекцию, и дальше она на этой дозировке до конца беременности. Плюс там не такие высокие дозировки инсулина нужны, если бы они были нужны высокие, тогда бы это уже был не гестационный сахарный диабет, а самый настоящий диабет.

Мирон Борисов:

Это не накладывает очень сильный отпечаток на ее образ жизни?

Маргарита Яблокова:

Нет, абсолютно.

Денис Остроушко:

Беременность закончилась, вместе с родами прошел гестационный диабет. Но какая вероятность, что он не пройдет и перерастет в диабет 1 или 2 типа? Существует ли такая проблема или сразу успокоим и скажем нет?

Маргарита Яблокова:

Гестационный диабет на то и гестационный, что он проходит после беременности. Его появление во время беременности повышает риск сахарного диабета 2 типа в будущем у пациентки, но это не так часто и зависит от компенсации сахарного гестационный сахарный диабета во время беременности, плюс от соблюдения в будущем правильного образа жизни, и после родов у пациентки с гестационным сахарным диабетом назначается определенный комплекс диагностических процедур через 2 месяца после родов на определение есть ли у нее нарушение толерантности к глюкозе.

Денис Остроушко:

Беременность закончилась, но мы же все надеемся, что мы будем повышать демографию, а значит и вторая беременность у этой девушки возможна. Какова вероятность развития гестационного диабета повторно?

Маргарита Яблокова:

Большая вероятность, от этого застраховаться никак нельзя. Просто пациентка уже знает, что с этим делать, и она должна лучше контролировать себя в плане диеты.

Мирон Борисов:

То есть инструменты те же самые при второй беременности?

Маргарита Яблокова:

Абсолютно.

Денис Остроушко:

Даже если ЗОЖ ведешь между беременностями, все равно не спасает?

Маргарита Яблокова:

Если пациента с избыточной массой тела к следующей беременности снизила вес, то вполне возможно, что его не будет.

Денис Остроушко:

Чисто теоретически эта профилактика работает?

Маргарита Яблокова:

Да, особенно у пациенток с высоким риском, у которых фактором риска является ожирение. Если это были вспомогательные репродуктивные технологии, с этим мы ничего не сделаем.

Денис Остроушко:

Я пытаюсь проследить ее дальнейшую жизнь и дальнейшую жизнь ее дочери. Если она рожает девочку, то у нее выше риск, чем у другого ребенка, столкнуться с гестационным диабетом? Я понимаю, что это генетически не передается, но есть ли факторы, чтобы девочка сразу с детства понимала, что у нее это возможно в будущем или никто не понимает, как это работает?

Маргарита Яблокова:

Таких исследований не было. Это связано с беременностью и с гормонами, продуцирующимися во время беременности. Поэтому никто от этого не застрахован, но нет такого, что если у матери был гестационный сахарный диабет, значит, он будет и у дочери, таких исследований не было, поэтому об этом говорить мы не можем.

Денис Остроушко:

И успокоить не можем.

Мирон Борисов:

Гестационный сахарный диабет – это основное осложнение беременности? Какие другие болезни могут проявиться во время беременности помимо повышенного уровня глюкозы, что еще может измениться, на что еще обратить внимание женщине?

Маргарита Яблокова:

Самое частое осложнение, чего боятся все акушеры-гинекологи, это то, что называлось раньше гестоз, сейчас это преэклампсия – повышение уровня давления и появление белка в моче, это самое грозное осложнение, которое бывает.

Мирон Борисов:

Но если отследить появление белка в моче – это задача врача, то изменение давления – это дело рук самой пациентки. Как часто во время беременности нужно мерить давление и какие цифры давления являются нормальными?

Маргарита Яблокова:

Необязательно этим должна заниматься пациентка, это должен делать каждый акушер-гинеколог на каждом приеме – измерять давление у пациентки. Но желательно измерять как минимум один раз в день давление, и цифры абсолютно нормальные, так же, как вне беременности – 120/80, 110/70.

Денис Остроушко:

Какие еще неожиданные заболевания могут быть при беременности? Может быть, гестационная аллергия, что-то, что только во время беременности, потом опять исчезает?

Маргарита Яблокова:

В принципе, такого нет. Гестационный пиелонефрит может быть, но самое интересное – это гестационный сахарный диабет, больше ничего такого нет.

Мирон Борисов:

Повышении артериального давления у скольких процентов пациенток встречается?

Маргарита Яблокова:

У пациенток с гестационным сахарным диабетом встречается гораздо чаще, чем в общей популяции. В общей популяции это 3-5%, а если пациентка с гестационным диабетом, эта цифра может доходить до 20%.

Мирон Борисов:

Это тоже проходит после разрешения беременности?

Маргарита Яблокова:

Тоже проходит.

Мирон Борисов:

Это гестационная артериальная гипертония?

Маргарита Яблокова:

Можно сказать, но страшнее преэклампсия, которая сочетается с протеинурией, когда у пациентки появляются судороги, вплоть до кровоизлияния в головной мозг.

Денис Остроушко:

Как же нам сделать так, чтобы этот процент девушек с гестационным диабетом начал снижаться?

Маргарита Яблокова:

Я считаю, что это ведение здорового образа жизни, снижение количества пациенток с ожирением, нормализация своего уровня веса, нормализация своего образа жизни, не вести малоподвижный образ жизни, а более активный.

Мирон Борисов:

150 минут в день нужно двигаться.

Маргарита Яблокова:

Это пациенткам с гестационным диабетом.

Мирон Борисов:

А обычным беременным сколько нужно физической активности?

Маргарита Яблокова:

Я рекомендую своим пациенткам 2-3 раза в неделю заниматься каким-то занятием, в идеале это плавание, чтобы снизить нагрузку на позвоночник, нагрузка увеличивается во время беременности.

Денис Остроушко:

Я надеюсь, после сегодняшнего эфира мои коллеги, друзья и наши зрители не будут вновь говорить, что на какую тему бы ни говорили, все равно мы приходим к тому, что здоровый образ жизни нужен, важен и является профилактикой от всего. Видимо, это так и есть, если врачи из разных специализаций об этом говорят. Спасибо Вам большое, Маргарита, надеюсь, что как минимум словосочетание гестационный диабет теперь будет понятно. Увидимся на следующих выпусках, не болейте и следите за собой.

}